Платформенная занятость: прогресс или возвращение в XIX век

Платформенная занятость: прогресс или возвращение в XIX век

Платформенная занятость уже совершила революцию в мире труда, и ей пророчат большое будущее. Но у этой системы есть и обратная сторона. Рассказываем о ней подробно

Как это устроено

Гиг-экономика основана на привлечении к выполнению работы не штатного сотрудника, а подрядчика, который выполняет одноразовую — с точки зрения клиента — работу. В переводе с английского gig — концерт, а гиг-работники — своеобразные гастролеры: сегодня вечером у вас «гастролирует» курьер с вашим ужином, а завтра утром — электрик с новыми выключателями.

В центре гиг-экономики находятся информационные платформы, основная функция которых — помочь клиенту избежать трансакционных издержек, связанных с поиском контрагента, решением вопроса доверия, ценообразованием и оплатой. Многие из этих платформ всем знакомы, например, Facebook (теперь Meta), Amazon, Uber, «Яндекс», VK и так далее. В основе работы информационных платформ — огромный массив информации, который позволяет связать спрос и предложение. Платформы знают, кто может научить вас английскому или пению, починить кран или собрать мебель, сфотографировать или отвезти на вокзал.

Гиг-экономика не ограничивается только предоставлением разовых периодических услуг потребителю. Платформы работают также в сегменте b2b и позволяют найти исполнителей на непрофильные для компании проекты, или — для соискателя — найти проект в другом городе или стране.

Гиг-экономика как благо

Плюсы платформенной занятости сводятся к одному аспекту — временному: потребитель получает товар или услугу тогда, когда нужно, а не тогда, когда это возможно, а работник полностью управляет своим графиком. Из этого делается (не всегда верный) вывод, что он может зарабатывать столько, сколько пожелает сам.

«Инициатива часто исходит от работодателей, но и многие соискатели хотят работать на проектах, когда стоит конкретная задача, есть сроки ее выполнения, понимание заработка и внятный ожидаемый результат работы, — говорит Елена Лондарь, HR-эксперт, консультант рейтинга работодателей России hh.ru и премии «HR-бренд». — После выполнения работы они могут у этого же работодателя взять второй проект, третий, пятый, а могут и отказаться. Такой подход дает ощущение свободы и удовлетворения от работы, помогает расширять сферы применения своих профессиональных и творческих навыков, избежать выгорания».

Обратная сторона медали

Но в разговорах о плюсах платформенной занятости для соискателей из вида часто упускают такой нюанс: большинство гиг-работников — те, чьи услуги необязательно требуют высокой квалификации — не могут работать на пляже, и их единичный заработок весьма скромен. И даже у репетиторов, творческих работников или ИТ-специалистов не все так просто. На это есть несколько причин:

  1. Конечный заработок оказывается невысоким вследствие высокой конкуренции на всех этапах. Если доставка бесплатная, то прибыль ресторана, платформы и заработок курьера все равно складываются из того, что платит клиент. С поправкой на детали, это справедливо и для такси, и для профессионалов с сайтов вроде Profi.ru и YouDo.
  2. Гиг-работники рассматриваются как самостоятельные экономические единицы. Поэтому они не могут заключать коллективные соглашения с платформами, чтобы улучшить условия труда и оплаты, ведь это сродни картельному сговору. Европейские законодатели только в конце 2021 года озаботились внесением изменений в закон о конкуренции, чтобы независимые подрядчики, не имеющие наемных сотрудников, могли вступать в коллективные соглашения.
  3. Будучи посредником, а не работодателем, платформа не обязана гарантировать занятость своему подрядчику, так что он никогда не может быть уверен в своем доходе. Оплата больничных — редкий случай в гиг-экономике, как и страхование от несчастных случаев. Будучи самозанятым, работник не имеет социальных гарантий от платформы и сам решает вопросы отчисления взносов в страховые фонды.

Платформы активно борятся за то, чтобы их не считали работодателями. Uber несколько лет доказывал в британском суде, что он не транспортная компания и предоставляет только информационные услуги (но в итоге водители выиграли это громкое дело в суде высшей инстанции, а позже суд в Нидерландах тоже посчитал, что Uber предоставляет услуги такси). На статус гиг-работников обратили внимание и в Португалии. А в США таксисты Uber и Lyft провели забастовки и регулярно протестовали против принятого в ноябре 2020 года закона, который вывел платформы из-под действия закона о подряде. Позже этот закон был признан неконституционным.

Не стоит забывать и о том, что проблемы гиг-экономики затрагивают не только подрядчиков, но и клиентов. В случае непрофессионального или опасного поведения гиг-работника в отношении клиента платформа несет только репутационные издержки. Оператор может отключить отдельного таксиста (сантехника, репетитора) или весь партнерский таксопарк от системы, но в случае возмещения физического и морального ущерба через суд ответчиком будет выступать таксист (сантехник, репетитор) или таксопарк, а не платформа.

Занятость в гиг-экономике лишает смысла такие понятия как «гарантированная занятость», «стабильная зарплата» и «пенсия». Даже в беловоротничковой гиг-экономике по окончании проекта профессионал оказывается один на один с платформой и высокой конкуренцией со своими коллегами. Впрочем, кого-то это не пугает.

«Если говорить про молодежь, то гарантии заработка и стабильной занятости им сейчас менее важны, они находятся в поиске себя», — считает Елена Лондарь. — «Чем моложе соискатели, тем им более важен смысл работы, а не просто деньги».

Бесплатная работа

Согласно исследованию Международной организации труда, в гиг-экономике велика доля неоплачиваемого труда — деятельности, собственных затрат работника или его времени, которые не компенсируются и не оплачиваются платформой. Во-первых, средствами производства (велосипед, компьютер, смартфон, программное обеспечение) работник должен обеспечить себя сам. Во-вторых, для приобретения конкурентного преимущества он за свой счет осваивает смежные профессии и повышает квалификацию.

Система рейтингов влияет на успешность в поиске заказов, но вынуждает работника в погоней за «пятью звездочками» выполнять объем работы, превышающий изначальный, тратить время на уточнение технического задания, доделки и переделки, возникающие, подчас, не по вине исполнителя.

Поскольку работники получают оплату за факт выполнения заказа, время между заказами, обеденный перерыв, поиск заказа и ожидание его выполнения на предыдущей ступени (например, если речь идет о курьере, и он ждет приготовления блюда в ресторане) не оплачивается. Взять новый «отложенный» заказ нельзя, пока не закрыт предыдущий. Потеря времени из-за ошибок предыдущей ступени тоже не компенсируется.

Есть попытки нивелировать эти проблемы — например, курьеры французской компании Takeaway имеют гарантии занятости, им оплачивается рабочее время. Но система такова, что подняться с начальных двух-трех смен по два часа до достойной полноценной недели можно только выполняя заказы очень интенсивно.

Безусловно, гиг-экономика — это современный подход к занятости, но только с точки зрения ее информационного фундамента. В социальном же плане это можно назвать откатом в XIX век. Надомные работники нью-йоркских потогонок — в сущности, были такими же гиг-работниками: женщины, которые по 12–14 часов шили на дому, работали по сдельной оплате, а их работодатель не имел никаких обязательств и никакой ответственности. Поэтому, чтобы платформенная экономика по-настоящему стала моделью будущего в сфере занятости, ей надо не оставить за бортом достижения последних полутора столетий в сфере регулирования труда.

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.